1avtoportal.ru


Депрессия при остеохондрозе
27 1304

    Начинаю заниматься йогой и болит голова

    Раздел: Любовный гипноз Дата публикации: 08.08.2015, 16:29


    М.СПИРИДОНОВ: Добрый день, коллеги. У микрофона Максим Спиридонов. Вы слушаете 250-ый выпуск программы «Рунетология», запись от 8 апреля 2015 года. Выпуск, как показывают цифры, юбилейный, кроме того, буквально за день до планируемого выхода, а именно 28 апреля, Рунетологии исполнилось ровно 5 лет, с чем нас можно поздравить.
    В связи с этим или без всякой связи – тут уж, как хотите – проекты, о которых мы будем говорить сегодня, несколько необычны для нас. По крайней мер, некоторые из них.
    В гостях программы совладелец агентств Матик и Agny, мужских клубов Бурлеск и Virgins, школы Каула-йоги и онлайн-тренажера для мозга Wikium.ru Артем Овечкин. Приветствую, Артем!

    А.ОВЕЧКИН: Приветствую, Максим! Спасибо большое за приглашение! Постараюсь сегодня быть максимально полезным для нашей аудитории.

    М.СПИРИДОНОВ: Давай попробуем. Набор проектов очень разнообразный. Я не знал, что все они относятся к тебе. В частности, про Wikium я узнал, когда изучал все проекты в области образования, которые есть. Есть между проектами какая-то связь, или все они являются вещами, возникающими без всякого контакта друг с другом, и они возникали просто потому, что тебе так хотелось?

    А.ОВЕЧКИН: Безусловно, между проектами есть связь, и этой связью являюсь я. В каждом проекте есть своя идеология, этой идеологии я придерживаюсь. Надеюсь, мы ее раскроем. Каждый проект зарождался не просто так, все они зарождались изнутри меня.

    М.СПИРИДОНОВ: Видимо, есть логическая цепочка, но для нас она пока выглядит как цепочка «Помидор, стул, грузовик и планета Марс», и попробуй найти логику. Давай попробуем найти логику в твоих проектах Матик, Agny, Virgins, школы Каула-йоги и Wikium.ru. Прежде чем приступить к разбору этой логики, давай послушаем досье, которое собрала наша редакция.

    Досье

    Артем Овечкин родился 24 декабря 1982 года в Москве. В 2005 году окончил с красным дипломом Московский Государственный Машиностроительный Университет (МАМИ). В 1999 году вместе с двумя партнерами открыл агентство «Matik». В 2006 открыл школу Каула – йоги. В 2010 году открыл стриптиз-клуб «Бурлеск». В 2013 году открыл агентство «Agny». В 2013 году открыл стриптиз-клуб «Virgins».В 2015 году открыл онлайн-тренажер для тренировки мозга Wikium.ru. Увлекается йогой, восточными практиками, путешествиями и психологией. Живет и работает в Москве.

    М.СПИРИДОНОВ: Из увлечений психологией и восточными практиками возникло открытие клубов Бурлеск и Virgins?

    А.ОВЕЧКИН: Да, почти (смеется). Если мы берем мужские клубы, я готов написать научную работу на тему социального поведения мужчин и женщин и вообще всего происходящего между полами. Мы наблюдаем удивительные вещи. Коснемся позже пары интересных вещей.

    М.СПИРИДОНОВ: Как я понимаю, анализ пользовательского поведения, анализ человеческого поведения, в том числе потребительского поведения – это одна из занимающих тебя историй?

    А.ОВЕЧКИН: Да, это то, что меня очень увлекает, и то, благодаря чему все мои компании достаточно успешно развиваются. В один прекрасный момент я синтезировал некоторые способы управления маркетингом и бизнесом, которые привели к такому быстрому открытию новых бизнесов, с одной стороны, и достаточно быстрому росту, с другой стороны. Я могу сейчас об этом рассказать.

    М.СПИРИДОНОВ: Да, расскажи в двух словах, а дальше мы попробуем это всё экстраполировать на конкретные кейсы, которые имели место быть у тебя.

    А.ОВЕЧКИН: Это произошло, когда я проходился по офису в своем рекламном агентстве. Я смотрел на аналитиков и маркетологов, которые выдвигали какие-то идеи, и вдруг я задал сам себе вопрос «Почему они выдвигают такие идеи?». Я начал размышлять над этим и пришел к выводу, что большая часть маркетологов и аналитиков делает банальные вещи. Они распаковывают тот опыт, который у них есть, причем субъективный опыт, который получен на предыдущем месте работы или вкачен в голову на каких-то курсах, или получен из каких-то книг. Чаще всего это не книги, а субъективный опыт прошлой работы. Я понял, что с этого момента все мои действия в маркетинге должны иметь под собой точную научную базу. Они должны не просто браться из космоса. Любая идея должна иметь под собой научную подоплеку.

    М.СПИРИДОНОВ: Ты осознал неполноценность и несовершенство человека, в частности твоих маркетологов, как представителей homo sapiens.

    А.ОВЕЧКИН: Да, совершенно верно, и это при том, что у меня работали лучшие люди. Те идеи, которые они выдвигали, не имели под собой твердых фактов. С одной стороны, я сказал людям, что все мои идеи будут иметь под собой точную научную базу. С другой стороны, глядя на то, как управляются стартапы, я перешел на технологию управления маркетингом по HADI-циклам. В чем суть этой технологии? Берутся показатели, которые влияют на бизнес. Если это клубы, то показатели могут быть банальными, например, количество гостей, количество возврата гостей, количество новых гостей, количество приватных танцев, величина среднего чека и так далее. Мы составляем перечень показателей, причем, изучая науку мозга, я могу сказать, что мозг думает эффективно, когда у него есть контекст. Как раз эти показатели – это контекст, в котором мозг начинает достаточно успешно думать. Дальше берется один из показателей, например, возврат гостей, и к нему применяется технология HADI-циклов. Что это такое? Это выработка гипотезы, реализация гипотезы, сбор аналитики по тому, как отработала эта гипотеза, и интерпретация данных, то есть понимание того, сработала она или нет. Я перевел все свои компании на управление маркетингом по HADI-циклам. Главное преимущество HADI-циклов заключается в том, что от момента гипотезы до момента сбора данных и их интерпретации проходит максимум 10-14 дней. По такой планке я работаю. Идеально, когда в течение недели удается что-то внедрить, померять, интерпретировать и понять, рабочая гипотеза или нет.

    М.СПИРИДОНОВ: Получается, это путь маленькими шагами?

    А.ОВЕЧКИН: Да. Получается, постоянно запускаются итерации по показателям, которые явно влияют на деньги. Эта парадигма поразила меня своей простотой и эффективностью. Все гипотезы, которые раньше требовали анализа по полгода, мы начали бить на более мелкие гипотезы, реализовывать их в режиме МВП (Минимальных версий продукта). Например, мы сразу не вкладываемся в глобальные call-центры обзвона гостей. Мы делаем минимальную версию продукта, внедряем эту гипотезу и смотрим, как она отразилась на показателях, причем мы меряем абсолютно всё. Если она отразилась, мы начинаем ее масштабировать. С другой стороны, эти гипотезы вырабатываются не просто на уровне «Давайте мы сделаем какие-нибудь флаеры или прозвоним гостей». 9 из 10 гипотез имеют под собой точные научные исследования социальной психологии. Эти научные исследования мы копим в базе знаний, и эту базу знаний нам помогают пополнять наши коллеги – аспиранты и студенты МГУ. У нас есть пополняемая база данных по исследованиям, которую мы применяем к гипотезам, а гипотезы применяем к тем показателям, которые влияют на прибыльность бизнеса.

    М.СПИРИДОНОВ: Из какого рода знаний формируется эта база знаний? Я могу себе представить, что обычно рождает мозг аспиранта МГУ, и это далеко от приват-танцев и стриптиза.

    А.ОВЕЧКИН: Безусловно, далеко. Они занимаются тем, что в рамках себя агрегируют те исследования, которые уже были проведены в 40-60-х годах. У этих исследований есть определенные принципы, которые были выведены социальными психологами. Мне они дают выжимки из этих исследований. Сами по себе они никакие исследования не проводят, они просто агрегируют огромное количество исследований по социальной психологии.

    М.СПИРИДОНОВ: Как они делают выборку? Тебя же могут затопить исследованиями. Должно быть какое-то техническое задание, нужно вынимать эффективные практики по определенным критериям.

    А.ОВЕЧКИН: Да, у меня сформулировано четкое задание – социальные исследования должны быть не просто по принципу того, как ведут себя люди в той или иной ситуации. Они должны иметь под собой четкие кейсы, применимые к бизнесу, например, в прошлом. К примеру, есть исследование 1965 года, которое было проведено социальным психологом в ресторане, и им сейчас очень активно все пользуются. Он сделал замер, как количество конфет, вложенное в счет, влияет на чаевые. Мы взяли это исследование, применили его к себе и поняли, что если ты кладешь одну конфету в счет, чаевые повышаются на 5%, две конфеты – на 7%, три конфеты – ничего не меняется, а если официант положил вам одну конфету, отошел от стола, вернулся и сказал: «Специально для вас еще одна конфета», то чаевые повышаются на 13%. Это один из примеров исследования. В режиме Hadi-циклов мы его запустили в минимальной версии продукта. Нам нужно было только замерить, как меняются чаевые, и мы оставили эту практику у себя в клубе. Мы запускаем по 5-6 Hadi-циклов еженедельно по всем показателям. Скажу честно, из 10 гипотез 7 проваливаются. Но те 3, которые отрабатывают, имеют колоссальное влияние на деньги при том, что стоимость их внедрения настолько мала, что диву даешься, почему их раньше не использовали.

    М.СПИРИДОНОВ: У тебя настроены механизмы по заказу определенного рода исследований и рождению гипотез на базе этих исследований и реализации этих гипотез в каждом отдельном бизнесе.

    А.ОВЕЧКИН: Совершенно верно, но гипотезы мы придумываем сами. МГУ-ники дают нам сухие выжимки из социальных исследований о том, что происходит в мире, о том, какие сейчас есть тренды. Например, последний тренд меня удивил. Если вы помните, раньше в рекламных кампаниях банков рекламодатели стремились использовать медийные лица. Так вот последние исследования показывают, что наличие медийных лиц в рекламе уменьшает конверсию. Люди перегорели этим. Было проведено масштабное исследование и было выявлено, что эта тема больше не работает.

    М.СПИРИДОНОВ: Работает человек из толпы?

    А.ОВЕЧКИН: Человек из толпы работает лучше, чем медийное лицо, но еще лучше работает тот человек, которого, как вам кажется, вы знаете, но вы не можете вспомнить, кто он. Что делают рекламодатели? Они делают сумасшедшие вещи. Они берут образ Бред Пита, Ди Каприо и рисуют персонажа, который вроде напоминает их, а вроде и не напоминает, и вам кажется, что вы знаете этого человека. Доверие к такому рекламному материалу в n-ое количество раз выше, чем к медийным лицам.

    М.СПИРИДОНОВ: Получается, это парень из толпы, который обладает чертами обаяния известных персонажей.

    А.ОВЕЧКИН: Да, вам кажется, как будто вы его знаете, но кто это именно, вы вспомнить не способны. В этот момент активируется наш любимый автопилот в голове, и доверие к рекламным материалам растет.

    М.СПИРИДОНОВ: История с МГУ, заказом психологических исследований и обработкой этих исследований – это не заигрывание с наукой? Это тебе реально нужно? Ты можешь сам разрабатывать эти гипотезы? Можешь находить предположения и базу для этих гипотез самостоятельно или силами маркетологов?

    А.ОВЕЧКИН: Конечно. Более того, я первое время делал это самостоятельно. Существует огромное количество книг в открытом доступе. Например, последняя книга «Взлом маркетинга», «Психология влияния» Чалдини, социальные агрегаторы исследований, где всё это есть. Меня эта штука очень увлекает, но, к сожалению, у нас полторы тысячи сотрудников, и мы заняты еще и управленческой деятельностью. Я бы с радостью сам был профессором социальной психологии, мне это всё действительно интересно.

    М.СПИРИДОНОВ: Ты просто сдал на аутсорс то, что прежде делал сам?

    А.ОВЕЧКИН: Да. В этом нет никакой уникальности.

    М.СПИРИДОНОВ: Звучит красиво. Аспиранты МГУ готовят для тебя информацию.

    А.ОВЕЧКИН: Да. У них же еще есть дисциплина «Социальная психология», где им тоже дают какие-то данные. Этих данных нет в книгах, и они их нам тоже агрегируют. Для более-менее нормального бизнеса идей из прочитанных 2-3 книг хватит на 10 лет вперед по внедрению. Я уже хочу большего, мне мало этих книг, я их уже прочитал, я хочу больше исследований, структурированных в базе знаний с тегами и прочим, чтобы это облегчало поиск и выработку гипотез.

    М.СПИРИДОНОВ: Твои проекты каким-то образом объединены в единый холдинг или группу компаний, или они разрозненны?

    А.ОВЕЧКИН: Нет, они не объединены, они все разрозненны. В каждом проекте есть свой генеральный директор, в ряде проектов есть свои партнеры. Эти проекты никак не объединены, их связываю только я.

    М.СПИРИДОНОВ: Какими-то компаниями ты владеешь целиком, а какими-то – вместе с партнерами?

    А.ОВЕЧКИН: Да.

    М.СПИРИДОНОВ: Мы отошли в сторону и поговорили о твоем подходе к бизнесу и маркетингу. Ты в далеком 1999 году начал заниматься поисковой оптимизацией, правильно?

    А.ОВЕЧКИН: Да, это был мой первый бизнес.

    М.СПИРИДОНОВ: Да, это был твой первый бизнес, и тебе на тот момент было 17 лет.

    А.ОВЕЧКИН: Да, 17 лет.

    М.СПИРИДОНОВ: Зачем ты пошел в бизнес?

    А.ОВЕЧКИН: Я не знаю, зачем, но до сих пор каждое утро, просыпаясь и открывая глаза, у меня в голове звучит вопрос «Неужели это всё, что я могу сделать?». Этот вопрос заставляет меня вставать, что-то делать, экспериментировать, где-то лажать, где-то, наоборот, рожать что-то новое. Этот вопрос не давал мне покоя. Я работал в магазине подводного снаряжения и торговал масками, и я всего два раза испытывал это чувство. В первый раз я его испытал в институте на третьем курсе, когда я шел на красный диплом. Я его, кстати, и получил, но я даже не поехал его забирать, он так и лежит в институте. Я помню чувство, когда мне за партой стало некомфортно. Я понял, что та информация, которую я три года, как диктофон, учил, не имеет никакого значения в жизни. Я сдавал высшую математику, экономику, сопромат. То же самое я испытал, стоя за прилавком. Моя зарплата была 300 долларов, и я решил, что я не хочу так жить, что я не готов остаток жизни провести в таком режиме. Я написал заявление, забрал 200 или 300 долларов своей зарплаты и ушел делать бизнес, абсолютно ничего в этом не понимая.

    М.СПИРИДОНОВ: Почему ты выбрал бизнес по поисковой оптимизации? Почему ты не занялся сайтами или не стал торговать телефонами, как в те годы начал Чичваркин?

    А.ОВЕЧКИН: За это спасибо моему папе. Он у меня инженер, и интернет у меня дома появился одним из первых. Я застал еще тот момент, когда были BBS – электронные доски обмена сообщениями, куда нужно было звонить по модему, скачивать сообщения, качать оттуда какие-то файлы. Единственное, в чем я более-менее разбирался – это интернет, это никак не маркетинг, никак не создание сайтов, а в интернете я что-то понимал.

    М.СПИРИДОНОВ: Понимал, как продвинутый пользователь?

    А.ОВЕЧКИН: Да, как продвинутый user, который чуть-чуть разбирался в html, который мог сделать страничку, который понимал, что такое сайты. Это была ближайшая зона моего развития.

    М.СПИРИДОНОВ: Каким образом у тебя родилась идея заниматься поисковой оптимизацией?

    А.ОВЕЧКИН: Идея родилась очень просто. Я попытаюсь кратко рассказать об этом. Я остался дома, у меня было 300 долларов, и что делать, было непонятно. У меня не было денег на офис, телефона или компьютера, было всего 300 долларов в кармане. Что я начал делать? Я взял справочник «Желтые страницы» и выбрал несколько компаний. Я приходил в офисы этих компаний, брал их нахрапом, шел к генеральному директору и говорил, что у меня есть крутая идея, я говорил, что я знаю, что я буду зарабатывать деньги, и я хочу заниматься рекламой в интернете. Я просил у людей партнерство, просил дать мне телефон, компьютер, стол, стул и кабинет, и я был готов делиться прибылью. Как вы понимаете, меня посылали все. Я обошел где-то 60 компаний, меня все послали.

    М.СПИРИДОНОВ: Лично прошел 60 компаний?

    А.ОВЕЧКИН: Да.

    М.СПИРИДОНОВ: Надо сказать, это испытание, когда тебя посылает 60 человек.

    А.ОВЕЧКИН: Да, посылали меня все. Я расстроился и поехал в книжный, ходил среди книг, смотрел, что можно почитать, и мне попалась книга Александра Свияш, которая называлась как-то так «Как жить, когда не всё так, как ты хочешь». Я подумал, что это как раз то, что надо. Я прочитал эту книгу. Это направление американской позитивной психологии. Она очень просто читалась, и я решил, что надо к нему съездить. Это достаточно известный автор, и я к нему вломился через секретарей. Я вломился и сказал: «Александр Григорьевич, я знаю, как заработать денег». Он посмотрел на меня и сказал: «Пошел вон отсюда!», на что я ему сказал, что я знаю, что его сайт – полная пятая точка. Он возмутился, и мы зацепились на эту тему. Я рассказал ему свое видение, почему у него плохой сайт, почему у него не работает реклама в интернете. Это всё было пальцем в небо в рамках моих компетенций на тот момент. Я предложил ему сделать совместное предприятие. Он попросил у меня бизнес-план, я сказал, что он у меня есть, что я его просто с собой не взял. Я поехал в книжный, купил книгу «Бизнес-план для чайников», приехал домой, написал бизнес-план, вернулся к нему через два дня и показал свой бизнес-план. Он посмотрел две страницы и закрыл его. Он посмотрел мне в глаза и спросил: «Тебе вообще везет в жизни?». Я сказал, что бывает по-разному, но в целом, да. Я сказал, что я ничего не понимаю, но у меня есть огонь в глазах. Он сказал: «Ок, давай пробовать! Вот тебе кабинет 6 квадратных метров, стол, стул, компьютер». Он сказал, что в течение 5 лет я ему буду отдавать 33% своей прибыли, и я запустил бизнес. Так я сел в кабинет с телефоном.

    М.СПИРИДОНОВ: Почему ты не мог сесть дома с телефоном?

    А.ОВЕЧКИН: Не знаю, у меня была другая картинка. Мне почему-то хотелось в офис. Почему, я уже не могу вспомнить. Я начал думать, что мне делать. То, что я сел в офис, хорошо, но что делать, если я ничего не умею так хорошо делать, как говорить. Я начал искать себе партнеров. Я набрал «Продвижение сайтов в интернете», кликнул на первый сайт. Это оказался Максим Тимофеевич Карнаухов. Вот почему компания называется Матик. Я решил, что раз он на первом месте, значит, он какой-то крутой чувак. Я позвонил ему и понял, что ему тоже лет 15, как и мне. Мы с ним встретились, и я сказал: «Денег не могу тебе сейчас дать, но когда-то мы их заработаем, давай ко мне в партнеры». Я взял его к себе партнером. Таким же способом я привлек очень крутого программиста.

    М.СПИРИДОНОВ: И тоже взял в партнеры?

    А.ОВЕЧКИН: Да. Денег же не было, поэтому зарплату я платить не мог, и я ему сказал, что он будет моим партнером. Так я взял себе программиста. В итоге, команда была сформирована, а дальше действовала моя стандартная схема. Бизнес-центр, «Здравствуйте, я Артем», и понеслось. В первый месяц мы заработали какое-то количество денег. Мы не были убыточными ни одного месяца, что для бизнеса является уникальным показателем. У нас не было ни одного минусового месяца. Мы с первого месяца начали зарабатывать и набирать клиентов. В течение 5 лет мы честно платили деньги, хотя могли уже через год переехать. Мы же поступили честно и платили, хотя у нас все условия были оговорены на словах. Мы всё выплатили до последней копейки и ушли в свободное плавание.

    М.СПИРИДОНОВ: Ок. В какой момент появился следующий бизнес?

    А.ОВЕЧКИН: Следующий бизнес появился ровно в тот момент, когда скопился некий капитал, который грел ляху. Мы стали искать, чем бы еще заняться. Когда ты занимаешься услугами, тебе хочется, чтобы было что-то материальное, например, завод, помещение или производство. Когда люди занимаются производством, они хотят, чтобы у них были только услуги. В тот момент мне захотелось, чтобы у нас было что-то материальное, потому что весь Матик на тот момент – это офис, 25 сотрудников, услуги и компьютеры. Понятно, что были технологии, CRM-системы, базы и так далее, но материального ничего не было, и хотелось как-то материализовать жизнь в плане объектов. Два моих нынешних партнера в клубе – два моих друга. Мы как-то сидели в ресторане, и родилась идея открыть клуб. Мы ничего в этом не понимали, причем уникальность состояла в том, что в Москве сейчас работает порядка 60 клубов, из них только 4 не борделя, и из этих четырех два наших.

    М.СПИРИДОНОВ: Кто проверял, какие бордели, какие нет?

    А.ОВЕЧКИН: Это всё известно. Никто не скрывает противоположного. Это все знают.

    М.СПИРИДОНОВ: Мне кажется, ты пропустил момент со школой йоги.

    А.ОВЕЧКИН: Школа йоги зарождалась по-другому.

    М.СПИРИДОНОВ: Ты 7 лет работал с Матик, и в 2006 году каким-то образом появилась школа йоги «Каула–йоги».

    А.ОВЕЧКИН: Да. Возникла она тоже очень интересно. Ко мне обратился Илья Дунаевский – мой нынешний партнер в Каула–йоги. Тогда он обратился ко мне в качестве клиента по маркетингу. Я ему разработал позиционирование школы йоги и идеологию маркетинга для школы йоги.

    М.СПИРИДОНОВ: На тот момент ты уже занимался маркетингом более комплексно, нежели просто занятие поисковой оптимизацией?

    А.ОВЕЧКИН: Да. Тогда я уже боле комплексно всё понимал. Это моя основная экспертиза, я понимал офлайн-маркетинг и позиционирование, я прочитал много книг, у меня за плечами был огромный опыт консалтинга клиентов. Клиенты приходили за продвижением, а при более близком знакомстве мы делали и позиционирование, и рекламные кампании в офлайне. В 2006 году Илья Дунаевский решил открыть школу йоги. Я его проконсультировал, и он стал ее открывать. Я в этом никакого участия не принимал. После открытия они начали развиваться, и я оказывал им консультационные услуги по маркетингу и развитию бизнеса. Я был приглашенным консультантом, и я там был никем. Потом мы с ним договорились, и я выкупил долю в школе. Мы на эти деньги открыли второй зал. Так я оказался в этом проекте.

    М.СПИРИДОНОВ: Ты сам занимаешься йогой?

    А.ОВЕЧКИН: Да, я занимаюсь йогой каждый день.

    М.СПИРИДОНОВ: Ок. Каула – йога стала шагом в сторону, и стратегически она не повлияла на твое развитие как бизнесмена?

    А.ОВЕЧКИН: Я занимался консалтингом, мне этот бизнес был интересен. Этот бизнес достаточно масштабный. Нашу школу посещает 6000 человек в месяц.

    М.СПИРИДОНОВ: Это офлайн-школа, которая имеет несколько представительств?

    А.ОВЕЧКИН: Два представительства. Одно на Чистых прудах, второе на Семеновской. На Чистых прудах отличное огромное пространство с мансардными окнами и видом на церковь, там очень круто.

    М.СПИРИДОНОВ: Расскажи совсем коротко, в чем заключалась специфика позиционирования и маркетинга этой школы. В том, что всё так красиво и эффектно?

    А.ОВЕЧКИН: Нет, это было оболочкой. Сама идеология заключалась в структуре продукта. Ее можно кратко сформулировать как коучинг в формате йоги. Вы не просто приходите на занятия, как в любую другую школу йоги, вы приходите с конкретными запросами того, чего вы хотите. Например, вы хотите больше энергии, быть в тонусе, спину вылечить, похудеть, избавиться от целлюлита или вы хотите научиться находиться в состоянии безмыслия. У нас проводятся опросы, так называемый диагностический курс, потом составляется программа, как дойти до определенной цели. Грубо говоря, у нас программа западного образования, когда у тебя есть определенные цели, задачи и компетенции, которые ты хочешь поднять, и ты не просто ходишь на йогу, а ты сегодня можешь заниматься Хатха-йогой, завтра у тебя будет класс медитации, а послезавтра тебе нужно будет пройти курс правильного питания. По кирпичикам собирается программа, которая ведет человека к цели. Это то, что касается продукта.

    М.СПИРИДОНОВ: Получается, йога-коучинг.

    А.ОВЕЧКИН: Да, йога-коучинг по заданным целям.

    М.СПИРИДОНОВ: Он персональный?

    А.ОВЕЧКИН: Есть совсем персональный, когда человека ведут отдельно. Так как не все наши клиенты хотят заниматься индивидуально, мы сформировали систему. У нас есть диагностическое занятие, и в зависимости от того, как оно прошло, какие пожелания человек высказал, мы формируем некую последовательность посещений разных блоков того, что есть у нас в школе.

    М.СПИРИДОНОВ: У вас есть занятия по разным направлениям, и у человека есть возможность перемещаться между ними.

    А.ОВЕЧКИН: Да, каждый час у нас идут занятия, причем в нескольких залах параллельно, и ты можешь в любой момент выбрать зал, также у нас проводятся отдельные мастер-классы по определенным темам, и ты двигаешься к заданной цели.

    М.СПИРИДОНОВ: Этот йога-коучинг – это уникальное решение, это было находкой?

    А.ОВЕЧКИН: Да, такого не было, была идея йога-терапии, но она больше про физическое здоровье. Например, болит спина, и есть определенные программы для спины. Это скорее просто правильный подход к йоге.

    М.СПИРИДОНОВ: Это ответ на запрос креативного класса и его желание заниматься йогой в прикладной форме?

    А.ОВЕЧКИН: Да, потому что йога йоге рознь. Кто-то хочет в нирвану, а кто-то хочет банально по утрам нормально просыпаться, и ему все эти учения вообще не нужны. В таком случае зачем его грузить на занятиях принципами йоги? Зачем ему это надо? Он просто хочет использовать йогу в качестве замены фитнесу, потому что она более комплексная, чем фитнес-программы.

    М.СПИРИДОНОВ: Ок. Поскольку впереди у нас еще несколько проектов, давай закончим с йогой и пойдем дальше. Если главное по йоге сказано, то давай продолжим.

    А.ОВЕЧКИН: Я хотел добавить еще один момент. Почему йога была новаторской? Потому что это первая школа йоги, которая начала продавать карты. Я общался с Ильей на тему сдвига парадигмы мышления, а это важно для предпринимателя. Они как йоги, находясь в моменте, ставили основной задачей забить школу людьми. Они считали, что чем больше людей, тем больше денег, потому что человек пришел и заплатил за занятие. Мы сталкивались с проблемой переполненности залов и со всем вытекающим из этого. Я посмотрел на это и сказал: «Друзья, какая вам разница, сколько людей будут ходить в школу йоги, если они все будут платить за карту?». Получается, человек купил годовую карту, и он может ходить, а может не находить. В этот момент случился сдвиг, хотя идея очевидная. Есть огромное количество очевидных идей, которые просто нужно из одной отрасли перетаскивать в другую. Мы открыли полноценный отдел продаж, мы начали продавать клубные карты, выполняя KPI плана продаж, и мы перестали привязываться к тому, ходит человек или нет. Есть формула, которая высчитывает зону комфорта, когда всем будет комфортно заниматься, и мы не можем продать большее количество абонементов, чем хотим. В целом, мы отошли от парадигмы всех школ йоги, которые продавали одно занятие. Получается, ты приходишь, платишь 300 рублей и идешь заниматься. Мы выбрали безлимитные карты, лимитные карты, вечерние и дневные абонементы, то есть систему фитнес-клуба. Это стало прорывным моментом для роста школы йоги.

    М.СПИРИДОНОВ: Забавно. Едем дальше. Возвратимся к точке, в которой мы уже оказались. В 2010 году, если я правильно понимаю, родилась идея открытия стриптиз-клуба.

    А.ОВЕЧКИН: Да. Мы сидели в ресторане с моими друзьями, кушали и думали, чем бы нам заняться. Каждый из нас высказал пожелания, что офисная работа надоела, что хочется чего-то такого, где нет никаких компетенций. Среди нас был Александр Бандуркин – мой партнер. Не сказать, чтобы он был фанатом стриптиз-клубов, но он туда ходил. Он привел нас в Show Girls – очень старый клуб, который уже закрылся. Мы посмотрели на то, как у них устроен маркетинг, Саша Бандуркин посмотрел на то, как у них устроено управление, и мы решили, что мы можем сделать лучше. Это стало основной парадигмой, и дальше всё очень быстро завертелось. От момента принятия решения открыть клуб до момента открытия клуба прошло всего 2 месяца. В первый месяц мы искали помещение, и за месяц мы сделали клуб, начиная с ремонта, заканчивая маркетингом. Через месяц мы открылись.

    М.СПИРИДОНОВ: Вы торопились куда-то?

    А.ОВЕЧКИН: Торопились не попасть на лишние месяцы аренды, которые нам не дали в формате каникул. Мы очень быстро открываемся, и в этом наш плюс. У нас есть фантастическая возможность договариваться с людьми. Если подрядчики нам говорят, что это делать 3 недели, то при грамотных переговорах и пушинге они делают это за неделю.

    М.СПИРИДОНОВ: Ты говоришь, что твои проекты не связаны, получается, ты умеешь договариваться, поскольку только ты объединяешь эти проекты.

    А.ОВЕЧКИН: Я умею делать так, чтобы проект запускался быстро, чтобы мы не тратили время и деньги.

    М.СПИРИДОНОВ: Как у тебя это получается?

    А.ОВЕЧКИН: Я ставлю людям нереальные задачи. Если я вам поставлю задачу прыгнуть до потолка и достать до него, вы плюнете и даже не станете доставать. Если же потолок будет находиться чуть ниже, и у вас потенциально в голове будет лежать идея, что вы как-то сможете до него достать, но для этого нужно сделать что-то нереальное, тогда люди начинают зажигаться и в нереальные сроки что-то делать. В то же время это не самодурство. Я не говорю людям сделать за один день то, что делается месяц. У меня есть уникальная возможность внутри себя понимать, насколько можно человека ужать и сделать это так, чтобы его мотивация возросла, но чтобы он не перегорел, при этом чтобы он двигался очень быстро.

    М.СПИРИДОНОВ: Можно сказать, что с 2006 года ты начал заниматься серийным предпринимательством? Матик был школой жизни, школой бизнеса. Общение с множеством разных кейсов и компаний, которые приходили к вам как клиенты, давало интересный опыт и возможность экспериментировать не за свои деньги.

    А.ОВЕЧКИН: Совершенно верно. Потом появилась школа Каула – йоги.

    М.СПИРИДОНОВ: Я думал, что это несколько более скромная инициатива, но судя по твоему рассказу, это действительно интересный проект. Потом появился Бурлеск, потом тебя качнуло в сторону еще одного агентства – Agny..

    А.ОВЕЧКИН: Да, потом мы создали еще одно агентство.

    М.СПИРИДОНОВ: Зачем еще одно агентство, если уже есть агентство «Матик»?

    А.ОВЕЧКИН: В Матике уже сложилась определенная структура компании, которая не позволяла нам делать нечто более комплексное, чем контекст, SEO и какие-то сайты. В рамках агентства Agny мы реализуем более вдумчивые диджитал-стратегии. Сама идеология агентства очень проста. Когда я начал сталкиваться с компаниями и думать, как же им помочь, я пришел к одному выводу – нужно работать всего лишь по трем блокам – привлечение посетителей на сайт, превращение этих посетителей в некую кинетическую энергию – звонок, заявку или приход в офис, и бэкофис, то есть продажи. Получается, нужны привлечение, превращение и продажи. Уникальность агентства Agny заключается в том, что там оказывается только комплексная услуга. Вы приходите с задачей увеличить продажи, и мы занимаемся привлечением людей на сайт с очень качественной аналитикой. У нас разработана система, в которую я вложил полтора миллиона долларов по старому курсу. Эта система позволяет отследить эффективность заявки и звонка позапросно. Она показывает не только, что вы с контекстной рекламы получили 10 звонков, она показывает, что с контекстной рекламы по слову «Фитнес-клуб» было 5 звонков. С одной стороны, мы занимаемся привлечением по минимальной стоимости. С другой стороны, благодаря Hadi-циклам, мы работаем над превращением, при этом внедряя гипотезы не с потолка, а гипотезы, которые имеют под собой научную базу. Мы постоянно улучшаем сайт с целью роста конверсии. При этом у нас есть группа консультантов-продавцов, которые проверяют, как обслуживаются звонки. Они слушают звонки и выдают свои рекомендации. Если нужно, мы можем подобрать людей. У нас есть отдел HR, который подбирает продавцов. В рамках Матика эта моя идея никак не реализовывалась, туда невозможно было всё это интегрировать, поэтому я это выделил в отдельную идеологию с точки зрения продукта. Сам продукт очень интересен, он включает в себя три блока, в каждом из которых есть свои нюансы. С другой стороны, сама идеология жизни Agny (Agny – Бог огня) заключается в команде, у которой горят глаза. Я могу так назвать свою команду в Agny. Эти люди в пятой точке ощущают жар и не могут сидеть на месте. На базе этой идеологии и было создано агентство Agny. Также у меня есть два фонда, где мы помогаем детям. Всё это объединилось в некую концепцию сказки. Все, кто соприкасаются с нами, должны жить долго и счастливо. Эту идеологию мы несем в рамках рекламного агентства.

    М.СПИРИДОНОВ: В 2013 году был открыт еще один клуб Virgins.

    А.ОВЕЧКИН: Да, причем он был открыт за месяц. Уже имея опыт Бурлеска, мы стали думать, как можно недостатки клубов, которые есть, перевести в достоинства. Если Бурлеск – это стрип-Макдональдс с посещаемостью в 2000 человек в месяц, что для стриптиз-индустрии является шоком. Они не понимают, как это возможно. Они все ржали над нами, потому что я не использовал ни одного канала, кроме интернета. В качестве теста были другие каналы, но всё остальное – это интернет. У меня в клубе сформирован отдел продаж, который делает по 300 исходящих звонков по лидам и замыкает людей на приходы в клуб. Построенная система новаторская и уникальная. Мы решили масштабироваться и открыть второй клуб на более высокую прослойку людей – на топ-менеджеров, на людей, которые чуть выше, чем средний класс. Мы взяли площадку и сделали из нее Virgins. Почему Virgins? Это тоже смех. В стриптиз-индустрии есть огромная проблема – ни один клуб не любит девушек, которые не имеют опыта работы. Она приходит, она не знает, как разговаривать, как танцевать, она не знает, как вести себя с мужчиной, она может напортачить, и с ней будет много проблем. Все клубы отбрасывали таких девушек и говорили им сначала научиться, а где им учиться, было непонятно, потому что никто их не брал на работу, а потом приходить. В чем идеология Virgins? У нас работают девственности стриптиза. Мы взяли весь этот пласт девушек, мы сказали, что мы их ждем. Мы одеваем им белый браслет на руку, и все знают, что они девственницы, что они ничего не умеют, и от них никто ничего не требует. После этого белый браслет меняется на синий или красный. Красный браслет носят танцовщицы, которые танцуют на сцене, но не раздеваются. Синий браслет носят опытные танцовщицы, черный браслет носят «черные бриллианты». Эта смена тоже сделана не с кондачка, она сделана по законам геймификации. Приходя первый раз на смену, девушке не просто одевается белый браслет на руку, ей дается задание, как в игре. Она должна пройти задание. Например, в первый день у нее задание 20 раз сказать «Привет» гостям. Ей нужно прийти, поздороваться и уйти. На следующий день она должна сесть и побеседовать с клиентами. Мы даем девушкам технологию беседы. Проходя каждый тест, она получает виртуальную валюту, которая ее продвигает. У меня продвижение персонала в клубе Virgins сделано с позиции геймификации.

    М.СПИРИДОНОВ: Кто выстраивает эти алгоритмы, и кто проверяет, что она 20 раз поздоровалась с людьми, а не 19?

    А.ОВЕЧКИН: У нас всё очень четко распределено. Я придумываю идею крупными мазками, эту идею спускаю моему партнеру – Александру Бандуркину, который является мега-управленцем. Он фанат управления, он может с людьми разговаривать часами и днями и объяснять им всё. Он мои крупные мазки режет на мелкие кусочки и вводит это в качестве регламента внутри клуба, и всё работает идеально. Есть топ-менеджеры, есть специальные коучеры, которые ходят и смотрят за девушками. Понятно, что они рядом не стоят и уши не греют.

    М.СПИРИДОНОВ: Коучеры – это девушки?

    А.ОВЕЧКИН: Нет, это ребята, которые дают задания.

    М.СПИРИДОНОВ: Расскажи о структуре клубов. Как я понимаю, Бурлеск и Virgins построены по более-менее одинаковой структуре.

    А.ОВЕЧКИН: Да, структура совершенно идентичная.

    М.СПИРИДОНОВ: Сколько человек работает в клубе, помимо танцовщиц?

    А.ОВЕЧКИН: Сейчас тяжело сказать. Вместе с танцовщицами по 200 человек в каждом клубе. В сумме около 400 человек.

    М.СПИРИДОНОВ: Сколько из них танцовщиц?

    А.ОВЕЧКИН: От 80 до 100 танцовщиц.

    М.СПИРИДОНОВ: Какие подразделения там есть?

    А.ОВЕЧКИН: Как и в любой нормальной организации. У нас есть административный персонал, в частности бухгалтерия. Например, у нас есть должность калькулятора – человека, который калькулирует заказы. У нас есть административная часть, которая занимается обслуживанием бизнеса, туда входит бухгалтерия, ремонтно-подрядная компания, у нас есть бригада, состоящая из 6 человек, которая постоянно мониторит клубы, потому что у нас постоянно что-то ломается. Также у нас есть отдел закупок, отдел сервиса, куда входят официанты, повара, бармены, стрип-отдел, куда входят девушки и стрип-менеджеры, которые ими управляют. У нас есть рекламный отдел, HR-отдел.

    М.СПИРИДОНОВ: А продажи, маркетинг?

    А.ОВЕЧКИН: Они входят в рекламный отдел.

    М.СПИРИДОНОВ: Они разделены?

    А.ОВЕЧКИН: Нет, у меня 6 человек управляют маркетингом двух клубов. Маркетинг клубов ведется из единого офиса.

    М.СПИРИДОНОВ: 6 человек – это совсем немного.

    А.ОВЕЧКИН: Для примера у ближайших конкурентов этим занимается один человек, которому даже нельзя позвонить днем и забронировать столик. Для клубов это прорыв.

    М.СПИРИДОНОВ: Ты говорил, что у тебя есть call-центр, они включены в эти 6 человек?

    А.ОВЕЧКИН: Да, у нас есть 4 оператора, и они входят в эти 6 человек.

    М.СПИРИДОНОВ: А как же люди, которые занимаются поддержкой в интернете? Я видел, что у вас есть контекст.

    А.ОВЕЧКИН: Почему людей мало? Потому что стратегии я реализую через свои компании. Размещают контекстную рекламу, тексты, ведут SMM-маркетинг, аналитику мои внештатные специалисты, которые сидят в агентстве.

    М.СПИРИДОНОВ: Получается, одна твоя компания заказывает у другой твоей компании услуги?

    А.ОВЕЧКИН: Да, клуб заказывает не только у нас. У меня есть 3подрядчика по интернет-маркетингу. Часть мы делаем сами, часть я заказываю у своих партнеров и коллег по рынку маркетинга.

    М.СПИРИДОНОВ: Каким образом происходит выбор? Почему тебе не заказать всё у себя? Ведь ты для себя сделаешь лучше.

    А.ОВЕЧКИН: Иногда проще сделать заказ у сторонних компаний. Например, есть компания «Текарт», это очень крутые ребята в Туле. Они нам делают специфичное медийное размещение. Они делают его круто, и я понимаю, что если я буду делать это своими силами, затраты на это будут гораздо выше, чем их затраты в Туле. Там зарплаты другие, и люди работают по-другому.

    М.СПИРИДОНОВ: Под медийным размещением ты подразумеваешь баннерную рекламу?

    А.ОВЕЧКИН: Да. Часть мы делаем сами, и часть делают они. Также есть очень крутая компания «Adventum» моего хорошего друга Николая Шестакова. Они морочатся с CPA-сетями. Это адский ад в интернете. Я понимаю, что я не готов сейчас кинуть менеджера на это направление, потому что это тяжело, мне проще заплатить деньги на стороне. Я работаю со своей компанией, Adventum и Текарт. У меня была выборка из миллиарда компаний, я встречался со всеми, смотрел их стратегии и подходы. Так как я сам нахожусь в маркетинге, о чем я им не говорил, мне было проще выбирать. Я быстро понял, что большинство компаний очень слабо работает в плане интернет-маркетинга. Эти же ребята реально сильные, у них очень сильная экспертиза.

    М.СПИРИДОНОВ: Можно сказать, что Бурлеск и Virgins – это успешные проекты?

    А.ОВЕЧКИН: Это самые успешные проекты из всех, которые я делал. Сейчас еще посмотрим, как поведет себя Wikium. Это же стартап, а там бывает взрывной рост. С точки зрения бизнеса и окупаемости инвестиций и с точки зрения подхода, веселухи, наверное, это самый интересный, прибыльный и быстрооборачиваемый бизнес.

    М.СПИРИДОНОВ: Матик, Каула-йоги, Бурлеск Virgins, Agny и Wikium… Ты во всех этих проектах сейчас присутствуешь?

    А.ОВЕЧКИН: Да, я присутствую во всех проектах. Все эти проекты управляются по Hadi-циклам. У нас еженедельно проводятся traction-встречи, на которых есть задачи, гипотезы, через неделю происходит отчет по задачам и гипотезам. Такими итерациями мы везде двигаемся.

    М.СПИРИДОНОВ: В каждом направлении у тебя есть руководитель, и ты курсируешь между ними, выступая в качестве консультанта?

    А.ОВЕЧКИН: Да. Моя роль надзорная, благодаря traction-встречам, с одной стороны. С другой стороны, я занимаюсь консультированием. Я нигде не занимаю авторитарную позицию, потому что я уже пару раз напарывался на то, что мое мнение может быть ошибочным. У меня были не очень удачные гипотезы, поэтому я выступаю в качестве консультанта. Я перерабатываю огромное количество информации, видео-конференций и книг. В моменте у руководителей, которые находятся в бизнесе, не хватает времени на что-то внешнее. Так как я не занимаюсь операционным управлением, у меня есть на это время. Мне все равно, кто во сколько пришел, кто заболел, кто с кем поругался и так далее. Я эти вопросы не решаю, благодаря этому у меня в голове есть свободный ресурс, и я могу думать. Я сейчас нахожусь в клубе, и когда я зашел, я увидел, что сидит мой партнер Александр Бандуркин, а перед ним сидит таджик-парковщик и таджичка-уборщица. Они рамсят. Я зашел взять компьютер, и краем уха я услышал, что он разбирается с их проблемами. В чем заключается проблема? Таджичка взяла штаны таджика, и он принес Коран и сказал: «Я буду работать, только если ты на Коране сейчас поклянешься, что больше мои штаны не возьмешь». Мой партнер Саша с умным видом вдумчиво и толково разбирается с этой проблемой. Я к такому не готов. Это та деятельность, которая находится в зоне моей боли, и я стараюсь от нее избавиться. Я структурировал свою работу именно так, что я выполняю роль новатора, коучера-вдохновителя и бизнес-психоаналитика.

    М.СПИРИДОНОВ: И возмутителя спокойствия, потому что, прилетая извне, ты выбиваешь людей из привычной операционной рутины и предлагаешь им новые взгляды?

    А.ОВЕЧКИН: Да. Благодаря тому, что у меня на текущий момент около 700 часов классического психоанализа, у меня нет самодурства. У меня нет такого, что я залетаю, раздаю всем команды и ухожу. У меня спокойный, системный и вдумчивый подход. С одной стороны, я подзаряжаю собой людей. С другой стороны, я вдохновляю бизнес своими новыми идеями и научными базами, гипотезами и подходами. Я постоянно стараюсь развиваться. Моя мотивация «Неужели это всё, что я могу сделать!» распространяется повсюду. Бизнес работает, и я не могу остановиться, чтобы не начать что-то менять. Я не знаю, с чем это связано.

    М.СПИРИДОНОВ: Ты системно работаешь с каждым направлением? Твое порхание между Бурлеском, Agny, Virgins, Каула-йоги, Матик и Wikium циклически продумано, или всё происходит спонтанно? Например, сегодня проснулся, появилась идея, и ты поехал ее реализовывать в одном из направлений.

    А.ОВЕЧКИН: У меня есть четкая система, есть понедельник, четверг, пятница и суббота. Это traction-дни, в которые я встречаюсь с людьми. Даже если у меня гениальная идея, я не звоню никому, я жду даты, и во время встречи я даю новые вводные. Я придерживаюсь такого принципа, что внутренняя запарка, когда ты сидишь, у тебя голова кругом, ты вроде бы всё делаешь, но эффективности нет, не нужна. Я стараюсь избавлять себя и людей от нее. Например, я еду, у меня появилась какая-то идея, я ее на диктофон записал, личному помощнику отправил, и она это всё в протокол оформила, отправила мне на почту, и я могу забыть об этом до встречи. Я умею контейнировать мысли, навязчивых мыслей в моей голове нет. У меня появилась идея, я ее записал, изложил на бумаге и оставил до встречи. Таким образом, в голове я ее не прокручиваю, чтобы не занимать умственный ресурс и начинать думать о чем-то новом.

    М.СПИРИДОНОВ: Как в среднем строится твой день? Во сколько ты встаешь?

    А.ОВЕЧКИН: Мне тяжело вставать рано утром, потому что я поздно ложусь, и я принял решение, что я буду вставать во время своего рождения, а родился я в 10.05. Я решил, что раз я родился в 10.05, значит, это идеальное время для того чтобы вставать, поэтому встаю я в 10.05. Понятно, что есть дни, когда я езжу на какие-то встречи, но я стараюсь их сводить к минимуму, и тогда мне иногда приходится вставать раньше. Я просыпаюсь в 10.05, потом ко мне домой приезжает инструктор по йоге, с 11 до 13 у меня йога.

    М.СПИРИДОНОВ: Два часа?

    А.ОВЕЧКИН: Да, два часа. Я стараюсь заниматься либо дома, либо по вечерам у себя в школе. Это происходит каждый день, обычно с утра. После этого я еду либо на traction-встречи, либо уделяю время себе. У меня есть два направления, которыми я занимаюсь. Это либо психоанализ с психоаналитиком, либо коучинг с коучером. Вторую половину дня я посвящаю работе, и так каждый день.

    М.СПИРИДОНОВ: До скольки?

    А.ОВЕЧКИН: Я стараюсь лечь в 2 часа, чтобы поспать 8 часов. Иногда я ложусь часа в 3, тогда я встаю в 8, и тогда я сплю один час днем. Я просыпаюсь без будильника, засыпаю тогда, когда хочется спать, не употребляю алкоголь или какие-то препараты, не курю.

    М.СПИРИДОНОВ: Ешь не вегетарианскую пищу?

    А.ОВЕЧКИН: Вегетарианскую пищу я ем, при этом сейчас 90% продуктов, которые я ем – это сырые продукты. Это очень интересная практика, я никогда не думал, что я к этому приду, но сейчас я практически сыроед. Это не фанатичное сыроедение ради какой-то идеи, просто я заметил, что происходят кардинальные изменения. Я сам на себе проводил тесты. В последний раз я пил алкоголь лет 10 назад, а до этого в течение месяца я проживал стандартную жизнь, то есть в пятницу я чуть-чуть выпивал, и в субботу чуть-чуть выпивал. По истечении месяца я понял, что мои когнитивные способности мозга начинают подтупливать. Я заметил, что острота мысли, скорость мышления, вдумчивость и какие-то идеи начали гаситься. Я понял, что это не моя история, потому что особого кайфа мне это не доставляет, а когнитивные способности мозга снижаются. То же самое с питанием. Я всегда более-менее правильно питался, но когда я перешел на совсем классическое питание, я заметил кардинальные изменения, которые напрямую отражаются на йоге. Ты ешь, ешь, ешь, у тебя ничего не получается, и когда ты убираешь мясо и мучное, конфеты, кока-колу и чипсы, проходит 2-3 недели, и твое тело начинает совершенно по-другому себя ощущать. Ты меньше спишь, ты гнешься, энергия появляется и не кончается. Например, я с вами разговариваю сейчас, на часах 8 вечера, и суммарно я сегодня проговорил 6 часов. У нас до этого было выступление на Серебряном Дожде, потом было выступление на бизнес-завтраке. Я разговариваю с вами, и моя энергия не кончается, я готов говорить еще n-ое количество часов. Прямое влияние на самочувствие и энергию оказывает то, как мы живем, то, что мы едим, и то, что мы думаем. Как я понимаю, наше время подходит к концу, и я хочу коснуться своего проекта Wikium, который очень интересно зародился. Я хочу рассказать, почему этим стоит заниматься. Зародился он не так давно – всего 8 месяцев назад. Зародился он очень просто. Я находился в Бутане – предтибетье. В этой экспедиции у нас была очень интересная компания. Мы собрали директоров и топ-менеджеров. Там был и Артем Агабеков из Фабрики окон, и Гена Нагорнов из смежной компании Auditorius, которая занимается аудиторными закупками и RTB-системами. Нас было человек 10, и мы взяли с собой мастера медитации, мастера йоги и очень крутого бизнес-тренера Стаса Кузового. Я не знаю, знаете ли вы его, но он ведет мега-прорыв, это очень интересный персонаж. Такой компанией мы уехали без алкоголя, мы разгоняли какие-то идеи, делились ими, практиковались, медитировали, гуляли, жили в палатках и очень круто проводили время. Настало время улетать, а так как в Бутане один из самых сложных аэропортов, наш рейс задержали. Среди нас был персонаж Александр, который постоянно был в своей теме, он-то книжку читал, то впереди один шел. Все люди взрослые, никто никого не обязывал к общению, вот он и жил своей жизнью. Мы сидели, и я решил спросить у него, чем он занимается. Он сказал, что он из Киева, что у него компания в Киеве, что он из строительства, что он там делает разные дела. Я спросил, сколько человек у него работает. Он сказал, что у него работает 15 тысяч человек, тогда я понял, что передо мной сидит чувак, у которого работает 15000 человек, и что картина его мира гораздо глубже нашей. Во всех моих компаниях работает 1000-1200 человек, у него же в одной компании работает 15000 человек. У него совершенно другая парадигма управления и своих мыслей, и вообще он единственный собственник. Как он это сделал, непонятно. Я ему задал абсолютно такой же вопрос, как и вы мне. Я спросил, из чего состоит его день, что он делает, что он читает, что он ест, как он разговаривает с людьми. Я попросил его рассказать об этом, раз у нас появилось 2 часа времени. Он начала рассказывать, что он просыпается, выпивает стакан теплой воды и дальше занимается brain-фитнесом. Мы спросили, что это такое. Он удивился, что мы не знаем, что это. Я сказал, что я вообще в первый раз услышал, что такая дисциплина есть. Он стал рассказывать про то, как он занимается brain-фитнесом на американском сайте когнитивных тренажеров lumosity. Я параллельно начал искать, что в России есть такого, и я понял, что есть только Wikium – инвалидно загибающийся проект. Прямо из Бутана я написал письмо: «Чувак, что у вас происходит? Я хочу вникнуть в твой проект и тоже им заняться», и мне пришел ответ. Я прилетаю в Москву, мы встречаемся и через час бьем по рукам и начинаем двигать этот продукт.

    М.СПИРИДОНОВ: Бьете по рукам с тем, кто этим сайтом занимался?

    А.ОВЕЧКИН: Да. Я покупаю половину компании и начинаю с ним двигать проект. Я начинаю туда вносить свою идеологию. На текущий момент там 37 когнитивных тренажеров, которые имеют под собой научную базу МГУ. Весь этот сервис построен на нейропластичности. Этот термин означает, что, развивая одну из когнитивных способностей, например, внимание, у вас автоматом подтягивается и память, и мышление, и воображение. Одна когнитивная способность тащит за собой остальные в разных пропорциях, но помимо этого в Wikium я интегрирую комплексную систему развития мозга человека. Например, сейчас мы туда встраиваем курс мозговой детоксикации. Что я сделал? Я взял мастера медитации – уникального человека. Таких людей в России всего 2, только они имеют право сертифицировано преподавать буддийские медитации, у них куча санов. Я поставил ему задачу сделать 21-дневный курс детокса для мозга. Мы естественно убираем всю эзотерику. Сейчас у нас разработан курс мозговой детоксикации. Буквально через 2 недели он появится в Wikium как отдельный курс, который можно докупить к когнитивным тренажерам. Попробуйте, я вам бесплатно вышлю доступ и промо-код. Да, там всё начинается с простого, но если этим заниматься, то через 2-3 дня вы почувствуете, что в голове что-то начинает щекотать, мозг начинает качаться, как мышца. Именно этот человек из Бутана сказал, что очень сильно его эти тренажеры продвинули в скорости мышления, во внимательности, в переговорах. Сейчас я развиваю этот сервис с простой идеологией, чтобы у людей из России была возможность за 200 рублей в месяц начать заниматься своим мозгом. Пусть это не доведет их до супергеройства, но, как минимум, это будет развивать их когнитивные способности и, как минимум, это даст им идею о том, что своим мозгом нужно заниматься. Есть огромное количество инструментов, благодаря которым мы можем свой мозг развивать. Это и скорочтение, и головоломки, и 6 шляп мышления. Есть огромное количество инструментов. Я хочу посеять интерес людей к тому, что своим мозгом нужно заниматься. На примере игровых механик, на примере мозговой детоксикации буддистских медитаций, которые вообще очищены от буддизма, где есть четкие технологии по концентрации, по доконцентрации, по освобождению мысли, можно начать лучше спать, мозг начнет лучше работать. Всё это под собой имеет научную базу, и всё это слеплено в цифровую пилюлю, и человек может начать ее принимать, чтобы изменить что-то в своей парадигме мышления.

    М.СПИРИДОНОВ: Думаешь, тебе удалось оцифровать слепок мудрости, медитативные практики, детокс и объединить это всё в онлайн-сервис, легко потребляемый и эффективный?

    А.ОВЕЧКИН: Да, и это работает. Сейчас кафедра МГУ совместно с нами будет собирать доказательную базу исследований. Это не просто наука, это настолько сложно, нельзя взять группу студентов, дать им тренажеры и через месяц замерять их эффективность. Чтобы исследование имело статус исследования, делается огромное количество слепых тестов. Есть целые технологии для того чтобы исследование было верифицировано. Мы сейчас запускаем научные исследования у нас в России по тому, как когнитивные тренажеры влияют на мозг, как мозговая детоксикация влияет на кору головного мозга и на когнитивные способности. Я в это очень сильно верю. Эти практики позволили мне избавиться от неизлечимого заболевания. Я на протяжении 9 лет болел, и где я только ни был, что со мной только ни делали. Благодаря тому, что я начал заниматься своей психикой, с одной стороны, своим мозгом, с другой стороны, я вылечился за 15 минут после того, как накопился эффект. Я, как никто другой, в это верю. Это проверено моим скафандром, моим телом.

    М.СПИРИДОНОВ: Очень вдохновенно и вдохновляюще, но я всё-таки внесу некий скепсис. Всё-таки твой опыт был в режиме не цифрового прохождения, а аналогового.

    А.ОВЕЧКИН: Безусловно.

    М.СПИРИДОНОВ: Если это можно оцифровать, если это реально может привести по минимуму к эффективному развитию мозга, а по максимуму к психологическим очищениям, то это чудо. Думаю, на этой красивой ноте мы можем и закончить. Как обычно в конце программы, я предлагаю гостю дать некое резюме всему сказанному. Если что-то еще не было сказано, можешь рассказать об этом в паре-тройке предложений, и поставим точку.

    А.ОВЕЧКИН: Максим, спасибо большое. Какой итог я хочу подвести? Что касается молодых предпринимателей, я хочу попросить об одной вещи. Пусть люди, которые занимаются бизнесом или хотят им заняться, очень четко понимают, что есть два направления. Одно направление – это работа на внешней территории, то есть это то, что вы делаете, те навыки и знания, которые вы приобретаете, это пресловутые Hadi-циклы, научные исследования, гипотезы, маркетинг, финансы и прочее. Не менее важна работа на внутренней территории. Это то, что позволяет не выгореть на работе, это то, что позволяет сохранять спокойствие, когда теряются деньги, это то, что позволяет внутри головы визуализировать то, что должно произойти, это работа по очищению себя от стереотипного мышления, от комплексов из детства, от навязанных компетенций социальным окружением. Я через всё это прошел, и я понимаю, что одно без другого быть не может. Если у человека есть какие-то глубинные страхи, они будут блокировать его и в бизнесе. Обязательно занимайтесь своей внутренней территорией. Что это будет, не имеет значения. Каждый сам выбирает для себя инструменты. Для кого-то это тренинги, для кого-то психоанализ, для кого-то коучинг, для кого-то психологические книги. Половину своего времени нужно тратить на внутреннюю территорию. На текущий момент мое мировоззрение таково, что это основа. То, что ты делаешь вовне – это следствие твоего внутреннего состояния. Как мы знаем, есть научно доказанный факт, что когда корабли подплывают к туземцам, туземцы их не видят, вплоть до того, пока люди не шагнут на землю, потому что в их картине мира нет понимания того, что какие-то горы могут плавать. Только благодаря расширениям границ внутренней территории, расчищению всего скопленного в психике можно очень успешно двигаться в социальной деятельности и при этом быть не только социально успешным. Заработать деньги несложно, сложно каждый день проживать с внутренней радостью и не чувствовать бессмысленность своего пребывания. Без работы над внутренней территорией это невозможно.

    М.СПИРИДОНОВ: Спасибо большое, Артем. Я думаю, у нас очень хорошо получилось отметить 250-ый выпуск Рунетологии и 5 лет, которые выходит программа. Спасибо тебе за вдохновенный рассказ! На этом все. Вы, друзья, слушали программу «Рунетология». У нас в гостях был совладелец агентств Матик и Agny, мужских клубов Бурлеск и Virgins, школы Каула-йоги и онлайн-тренажера для мозга Wikium Артем Овечкин. Редакция выпуска – Андрей Митрохин, Станислав Жураковский, Юрий Берингов, Надежда Гусарова. Вел программу Максим Спиридонов. Пока!

    Источник: http://runetologia.podfm.ru/589/

О сайте

1avtoportal.ru